История Мануфактуры Балина

Ивановская область со времен Николая Первого считается символом российского текстильного производства. В 1840 году в губернии было 65 фабрик и 2 завода, в 1842 – 86 фабрик при том, что в области было всего 15–20 крупных городов.
К 1879 году в Иваново-Вознесенске числилось 49 предприятий, а в Шуе – 38. В то время домашний текстиль производился во многих областях. А об ивановцах поговаривали на Руси: «Богат и хвастлив, как ивановский мужик» или «Чем ленок дольше, тем доход больше». Богатство свое бывшие крепостные крестьяне наживали, занимаясь именно производством тканей.

В середине 19 века лён был основной экспортной единицей России. Только Англия закупала на экспорт около 10 миллионов пудов семян льна ежегодно. Наш главный торговый партнер использовал льняные волокна для создания парусины, канатов, сетей, флагов, даже матросской формы. Почти три века назад русские купцы, мало задумываясь об исторических последствиях своих сделок, внесли решающий вклад в становление Англии как ведущей морской державы.
Льняным волокном также интересовались Германия, Голландия и другие страны Европы. В 19-м, начале 20-ого веков лучшие ивановские ткани экспонировались на выставках в Париже, других городах мира.

В национальных павильонах умельцы из России традиционно представляли льняные изделия, вышивки и предметы декора. Но промышленная революция со скоростью электропоезда вытеснила ручной труд и примитивную технику. На плаву остались текстильные фабрики, где использовалось передовое западное оборудование.

В 1868 году не приносящую прибыли фабрику в Юже, маленьком уютном городке Ивановской области, купил Асигкрит Яковлевич Балин. Предприятие модернизировали, закупили механические станки, и фабрика стала приносить втрое больше прибыли, чем это было при старом хозяине. На мануфактуре производили натуральные ткани. Природное волокно русские люди всегда использовали в быту.

«Чем ленок дольше, тем доход больше»

« Долгими зимними вечерами при свете лучин женщины пряли. Мужчины пили хмельные напитки, мед, слагали и пели песни. Изготовление обуви в крестьянской семье традиционно было мужским делом, а вот одежду всегда создавали женщины. Они обрабатывали лён, пряли из него тонкие мягкие нитки. Под сильными и ловкими руками крестьянок лён мог превратиться и в белоснежные ткани и в суровые холсты, и в прекрасные кружева. Чем трудолюбивее была женщина, тем тоньше и белее были рубашки у всей семьи, тем затейливее были на них узоры. »
Обучение женским работам начиналось с детства. Маленькие девочки с шести-семи лет уже помогали взрослым в поле сушить лён, а зимой пробовали прясть из него нити. Откладывать до отрочества это дело было нельзя: с двенадцати-тринадцати лет девочка сама начинала готовить себе приданое. Она ткала холст, который хранили к свадьбе. Затем шила себе и будущему мужу рубашки и необходимое бельё. Мужскую рубашку украшали вышивкой по всему низу, делали неширокую вышивку по вороту, а иногда и на груди. По её работе люди судили, какая из неё будет жена и хозяйка, какая работница. После свадьбы, по обычаю, только жена должна была шить и стирать рубашки мужа, если не хотела, чтобы другая женщина отобрала у неё его любовь. Женская свадебная рубашка тоже была богато украшена вышивкой на рукавах, на плечах. Руки крестьянки – от них зависело благополучие семьи, они всё умели делать, никогда не знали отдыха. Поэтому их украшали искусно вышитыми рукавами. С благоговением ко льну относились и за рубежом, знали, что продукт ценен своими свойствами. Семена льна использовали в качестве лекарственного средства от многих болезней благодаря богатому содержанию в них витаминов и микроэлементов. Ткани из льняного волокна ценились за такие уникальные качества, как воздухопроницаемость, гигроскопичность – способность впитывать влагу, а также бактерицидные свойства, что делало их незаменимыми для использования в быту и в одежде.
Лаконичная ткань с удивительной тонкой фактурой в Англии и Франции считалась роскошью два столетия назад. В 19 веке лён стоил очень дорого. На Всемирной лондонской выставке в 1851 году кружевной платок, который весил всего 56 граммов, был продан за 725 граммов золота! Поэтому и говорили в народе: посеешь лён — пожнёшь золото.

Английские лорды эпохи «Галантного века» знали толк в текстиле. Благодаря ним в Европе 18-го века появилась мода на чулочно-носочные изделия изо льна. Позволить их себе могли, разумеется, только обеспеченные люди. Изделия подобного дизайна и фактуры пользовались спросом, и ясно, почему: это необычно, элегантно и по-хорошему старомодно.
Ивановская фабрика текстиля, Мануфактура Балина, тем временем стремительно развивала производство. Мудрые предприниматели создали микро-городок со своими школами, библиотекой, больницами, обществами трезвости, нравственными кружками, общежитиями и домами.
« Вы невольно чувствуете, что из такой лесной глуши, какой вы всю дорогу ехали, вы сразу попадаете в культурный уголок, где большие каменные здания, правильно расположенные улицы, электрические и телеграфные провода напоминают вам большой город », — вспоминает служащий, приехавший на фабрику в 1910 году.
Весть о работе ткацкой фабрики Балиных распространялась по разным уголкам России, и ежегодно в Южу стало перебираться жить и работать больше тысячи человек. К 1914 году на предприятиях Ивановского края трудилось около 156 тысяч рабочих. Население региона насчитывало 1 миллион 100 тысяч человек.

Меценаты Балины к юбилею фабрики в подарок рабочим построили Народный дом. Театральный зал, сцена, оркестровая яма были выполнены по новейшим технологиям. Занавес и декорации произвели на фабрике. Рабочие и гости театра восхищались художественными изображениями боярских хором и леса. На спектакли приглашали «приезжих артистов» и, конечно, не забывали об актёрах-любителях из числа рабочих. Популярность спектаклей была настолько велика, что мест в зрительном зале стало не хватать. Поэтому вместо бесплатного посещения была введена небольшая входная плата – от 5 до 50 копеек.
Костюмы для театра Балиных
Елена Алексеевна – выдающаяся женщина рода Балиных — вела светский образ жизни и увлекалась театром. Приятельские теплые отношения у нее были с Евгением Вахтанговым, Верой Петровой-Званцевой, оперной певицей. В своем московском доме она проводила «философские пятницы», куда приезжал известный философ Иван Ильин.
Очень хотелось Елене Балиной сделать сюрприз мужу и заказать свой портрет у Валентина Серова, который, как известно, работал только с теми, кто ему интересен. Серов согласился. Испытывая симпатию к аристократке Балиной, он помог ей придумать необычный наряд в стиле модерн. Это платье, по задумке автора, должно показывать внутренний мир Елены.
В 1912 году Балины начали строить школу кройки и шитья для бесплатного обучения дочерей рабочих. Мастер московского модерна Гельрих занимался её проектированием. А оформление интерьеров поручили художнице из Петербурга Августе Капустиной, которая была также сестрой ученому Попову, изобретателю радио.
Семейный архив Балиных
Любимым направлением художницы было изображение семейного быта, с особой тщательностью она прорисовывала текстиль – сервировки стола, убранство кроватей. Русский дом всегда славился обилием текстиля – это объясняется нашей национальной культурой и суровым климатом: у нас почти всегда холодно, хочется укутаться в теплые покрывала и пледы, окружить себя уютными и красивыми предметами. Поэтому одним из главных занятий женщины было рукоделие – пряжа, ткачество, вышивка.
Портрет Капустиной
В горнице древнерусского дома
Аполлинарий Васнецов
Семейный архив Поповых
В конце 19-го века, когда передовой мир уже пережил промышленную революцию, европейцы стали жаловаться на «ширпотреб», скроенный по одному трафарету. Правду сказать, не все, в основном, передовая элита, аристократы. Сами того не подозревая, они дали толчок к формированию нового в Европе направления искусства – arts and crafts.
Движение искусств и ремёсел нашло идейных
вдохновителей в англичанах Джоне Рёскине, теоретике искусства, и Уильяме Моррисе, художнике и прозаике. Рёскин видел превосходство товаров ручного изготовления перед изделиями фабричного производства и считал, что механизация убивает эстетику предмета. Философия Рёскина не была безосновательной: машину он критиковал за то, что она вытесняет здоровое физическое упражнение и мастерство рук и глаза, с чем нельзя поспорить.
Портрет Уильяма Морриса
Моррис главную беду машинного века видел в гибели ручного труда. Он призывал отказаться от массовой продукции с безвкусной имитацией ручного декора и вернуться назад к выразительной работе ремесленников. Свой идеал поэт и художник видел в Средневековье, в гармоничном сочетании ручного физического и интеллектуального труда ремесленников на мануфактурах. В 1861 году Уильям Моррис и его единомышленники основали фирму "Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко", которая занималась ручным производством предметов интерьера c растительным орнаментом – тканей, обоев, гобеленов, мебели и керамики. Сегодня Морриса считают родоначальником английского дизайна.

ARTS
& CRAFTS

Интерьер Morris&Co
«Историю советского искусства 20–30-х годов можно изучать по изделиям легкой промышленности. Воплощая в жизнь ленинский план монументальной пропаганды, советские мастера дизайна с энтузиазмом приступили к созданию агитационного текстиля».

(Статья «Агитационный текстиль: политика и искусство», телеканал Россия Культура, 2009)

В России идеи Arts & Crafts нашли отражение в деятельности мастерских в Абрамцеве и Талашкине. В работе этих мастерских принимали участие Виктор Васнецов, Михаил Врубель, Василий Поленов и другие художники. Они изучали русский национальный стиль, сохранившийся в орнаментах вышивок, народных костюмов, узорах и формах изделий деревенских ремесленников.

Художники видели в этом национальное богатство России. Это способствовало невиданному всплеску развития русского искусства, стали проводиться экспедиции и ярмарки, открываться музеи.

В советскую эпоху текстиль был одним из основных методов пропаганды. Как говорили, плакат увидят тысячи, а ткани – миллионы.
На советских ситцах, сатинах, хлопках, реже льнах изображались яркие политические явления, технические достижения времени, перспективы красивой жизни. Даже при сильной политизированности агитационный текстиль не был лишен изящной эстетики. Он стал актуален, когда другие средства воздействия на умы народных масс – плакаты, лозунги, демонстрации – стали сдавать позиции. На смену пришло искусство массового декорирования тканей, которое распространялось с невообразимой скоростью.

С лозунгом «Долой завитушки!» на производстве внедрялись авангардные стилизованные геометрические орнаменты. Когда каждый кусок хорошей материи был дефицитом, далекие от привычных ситцев авангардные ткани раскупались мимолетно.
В провинциальном городке в послевоенное время сообщили, что привезут текстиль с крупной мануфактуры. Знакомый гражданки Татьяны как раз работал директором магазина тканей. «Отрезать я тебе отрежу, — сказал он, — да как же ты доберешься до прилавка? Народу будет столько, что просто убийство». Директор не обманул: граждане стоят стеной, нервозно двигаются; попытка пройти вперед действительно может обернуться чем-то страшным для жизни. Тогда она находит двоих молодцев, просит ее поднять на плечи и обещает поделиться тканью в случае удачи. Так вот «по головам» и добралась до прилавка. Как оттуда вернулась — не помнит. Пришла в чувства она уже за забором во дворе магазина. Там ее караулили ребята, переживали — «как бы кто не обокрал». Советская женщина была готова потерять сознание и добыть невозможное. Она была боевой и авантюристкой и всегда хотела форсить, модничать, даже в такие времена.
Агитационная тематика использовалась на тканях в мелкораппортном исполнении, а сам материал выполнял функцию супрематического декора. Платочные ситцы и сатины пестрели стилизованными изображениями комбайнов, самолетов, зданий, городов, спортсменок в купальниках, портретами революционеров. Самая большая коллекция агиттекстиля находится в собрании Музея ивановского ситца. Образцы ивановских агиттканей – не просто художественные раритеты, а настоящие памятники эпохи.
В постсоветский период, когда в страну потоком хлынули заграничные товары, легкая промышленность пережила тяжелый кризис. В 1990-х фабрика оказалась заброшенной. Первое качественное изменение в сфере произошло только около десяти лет назад. Тогда впервые наметился рост объемов производства этой отрасли. Появились новые отечественные бренды, укрепили свои позиции на рынке уже существующие российские марки.
В Ивановской области в 2012 году числилось уже 999 текстильных и швейных предприятий, которые произвели и продали потребителям различной продукции на 29 миллиардов рублей. Сегодня на них работают более 30 тысяч человек. Возрождения эпохи Балиных бывшие рабочие, в одночасье лишившиеся альма-матери, ждали почти 20 лет, ведь Мануфактура всегда была поводом для личной гордости южан.
Людмила Аркадьевна проработала на фабрике 32 года, из которых 15 лет была ткачихой, 5 лет – инструктором. Однажды ее вызвал заведующий производством и предложил стать мастером смены.
Эта работа пришлась ей по душе, она занималась ей еще 20 лет.

После долгого опыта работы ткачихой ее назначили инструктором производственного обучения. Она стала заниматься детьми — теми пятнадцатилетними девчонками и мальчишками, среди которых сама когда-то начинала профессиональную жизнь за станком. Это было важно – передавать опыт, делиться не только производственной, но и житейской, человеческой мудростью.
«Я всегда знала, что буду работать на фабрике, потому что у меня вся семья, вся династия Смирновых, работала в то время на фабрике. Я окончила 9 классов, поступила и сразу отправилась на Южскую ткацко-прядильную фабрику пятнадцатилетней девчонкой ученицей ткача. Наставником у меня была Зинаида Федоровна, очень была сильная, строгая женщина, мне она очень нравилась. Она мне много всего дала в жизни: научила работе, научила, как правильно себя вести в производстве. Помню свой первый рабочий день. Нас группа была целая ребятишек. Дали нам сначала по одному станочку. Мы учились, работали, заводили ниточки, нам все рассказывали, а потом нам стали прибавлять. Неделька пройдет – нам еще два станочка давали, так доходило до двадцати станков».

«В то время, когда мы работали, — рассказывает Людмила Аркадьевна, — покупать у нас в магазине нечего было, то есть деньги были – а покупать нечего, прилавки пустые. Я вот когда инструктором работала, всегда организовывала поездки в Москву, ездили за колбасой, сладостями детям, вы знаете эти тяжелые времена. И только судачили женщины всегда: когда поедем в Москву? Продукты закончились».

В коллективе фабрики были свои традиции: зимой в выходные каждая смена выезжала на турбазу на лыжах, летом отдыхали на озерах. Справляли дни рождения, собирали лечебные травы в соседних областях. Все на природе было. За хорошую работу сотрудников фабрики награждали. «Когда я работала ткачихой, я была неоднократно победителем соцсоревнования, была награждена ударником социалистического труда, ветераном труда – последняя у меня награда была», — рассказывает Людмила Аркадьевна.

Сегодня женщина хранит дома памятные вещи с фабрики. У нее в закромах остался белый лоскуток и небольшая катушка для наматывания ниток. Она бережет воспоминания. Это вся ее жизнь. Сотрудники фабрики всегда гордились своей альма-матер. «На мануфактуре работало до 7000 человек, и все в 5 часов утра дружно шли туда, как на праздник. Мы все очень торопились, все любили эту работу. У нас очень хороший коллектив был. Начальники все добросовестные, доброжелательные».

КОМИССАРОВА ЛЮДМИЛА АРКАДЬЕВНА

Ткачиха, инструктор, мастер,
работала на фабрике с 1968 по 2000 год.
Окончив текстильную академию, Алексей пришел работать на фабрику в конце 90-х. Сегодня он работает на Мануфактуре Балина начальником подготовительного цеха, руководит пуско-наладочными работами. В последнее время принимал участие в монтаже линии для сухого прядения льна, запуске линий котонизации.

На фабрике Алексей познакомился со своей женой, в следующем году супруги отметят фарфоровую свадьбу, двадцать лет совместной жизни. «Жена у меня работала табельщицей в переднем производстве, училась в это время на заочном в Шуйском педе. Я с ней здесь познакомился. Живем девятнадцать лет», — рассказывает Алексей.

В последние месяцы Алексей и его бригада пустили линию котонизации. На фабрике закончили косметический ремонт. Сотрудники наладили все необходимое для пряжи из короткого льняного волокна.
«Специалистов сейчас у нас хватает, хотелось бы больше привлекать молодежь. Потому что произошел сбой, поколение выпало одно у нас, скажем так. Рабочие специальности нужны, — считает начальник цеха. Раньше в Юже молодежь обучали рабочим специальностям в учебных заведениях, а сейчас только на производстве. Мы же стремимся к тому, чтобы фабрика снова стала текстильным лидером в области». Это станет поводом для личной гордости южан. «Чтобы поднять фабрику, надо работать, отдавать то, что знаем. Эффективно и качественно работать», — убежден Алексей. «Когда это произойдет, в город вернутся люди, все будут дома, в семьях, будут получать хорошую достойную зарплату».
Мастер подготовительных работ, работает на фабрике с 1996 года по настоящее время.


ШАШКОВ
АЛЕКСЕЙ

Ольга Вячеславовна в 1973 году пришла на Мануфактуру Балина ученицей ткача. Проработала 27 лет ткачихой, а потом перешла на другую должность — стала обучать молодых девушек производству. Когда на фабрике была забастовка, Ольгу Вячеславовну избрали председателем правкома. С 1997 по 2009 год она была председателем профсоюзного комитета Южской прядильно-ткацкой фабрики.
«Самые хорошие воспоминания у меня – это субботники. На фабрике у нас была танцплощадка, свой оркестр. Все рабочие собирались и танцевали, пели. Так отмечали и День текстильщика (День работников легкой промышленности). Еще у меня остался комплект постельного белья, который я берегу. Нам никто не верил, что мы его сделаем. В составе 30 процентов льна и хлопок. Бязь выработали мы сами и из нее делали постельное белье. На работу ходили мы раньше по гудку, который звучал в 5 часов утра. Это, как говорится, он нас будил. Приходили за полчаса, принимали смену, потому что режим был четырехсменный. Все приходили, смотрели, вычищены ли станки, в каком состоянии мне сдают смену», — вспоминает Ольга Вячеславовна.

В обеденный перерыв женщины судачили обо всем. Любили обсуждать предстоящие выходные дни, поездки на турбазу сменой, скорые праздники, где Ольга Вячеславовна пела в хоре и танцевала в коллективе. С этой программой они ездили по деревням.

В 2009 году фабрика приостановила работу, а в 2010 году заработала снова. «Она практически не переставала работать, у меня в трудовой книжке даже нет записи, что я была уволена, — рассказывает Ольга Вячеславовна. И сегодня она работает».
Сегодня фабрика начинает новую жизнь. В 2016 году запущен процесс возрождение производства: модернизация оборудования, новые каналы сбыта продукции; создана дизайн-студия для разработки авторских рисунков и изделий, а также собственный бренд ткани и текстильной продукции.

ФРОЛОВА
ОЛЬГА ВЯЧЕСЛАВОВНА

Заведующая отделом кадров,
работает с 1983 года по настоящее время.
The Dot Home — История
Алексей Кутьин
Анастасия Марьина
Карен Лабарк
Фото:
Текст:
Сайт:
Евгений Шишкин
Александр Володин
Даниил Фалиштынский
18/38 Agency
Алексей Кутьин
Анастасия Марьина
Карен Лабарк
Фото:


Продакшн съемки:
Видео:
Текст:
Сайт: